ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава

Иезуит, как неплохой католик, может все освящать. Напри­мер, ему довольно сказать для себя: как пастырь я нужен церкви и служу ей тем усерднее, чем более удовлетворяю свои похоти; как следует, я изнасилую эту даму, отравлю неприятеля, ибо моя цель, как пастырская, свята, а поэтому она освящает, другими словами оправдывает средства ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава. Ведь в конце концов все равно это послужит на пользу церкви. Почему бы католическому патеру не дать отравленную просфору Генриху VII – для блага церкви?

Поистине церковные протестанты восставали против всяко­го «невинного развлечения», потому что невинным могло быть только святое, духовное. Они должны были осуждать все, в чем ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава же не могли найти святого духа: танцы, театр, пышность (к примеру, в церкви) и т. д.

По сопоставлению с этим пуританским кальвинизмом лютеран­ство стоит на более религиозном, другими словами духовном пути, оно более конструктивно. Кальвинизм исключает почти все как чувствен­ное и мирское и очищает церковь. Лютеранство ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава же, напротив, старается внести по мере способности во все дух, узнать во всем святой дух как суть всего и таким макаром освятить все мирское. («В добросовестном поцелуе нельзя отказать». Дух честности освящает его). Потому и удалось лютеранину Геге­лю (он заявляет в одном месте, что «желает остаться лютера­нином ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава») провести полностью понятие через все. Во всем есть разум, другими словами святой дух, либо – «действительное – разумно». Дей­ствительное практически заключает внутри себя все, потому что во всем, к примеру в каждой ереси, может быть найдена правда: нет абсолютной ереси, абсолютного зла и т. п.

Только протестанты сделали величавые «духовные творе­ния», потому ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава что одни они были настоящими учениками и исполни­телями Духа.

Сколь малое человек может подчинить для себя! Он должен предоставить солнцу идти своим методом, морю гнать свои волны, горам подниматься к небу. Он стоит бессильный перед непре­одолимым. Может ли он не ощущать, что он бессилен перед этим страшенно ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава большущим миром? Мир – жесткий закон, которому он должен подчиниться, который определяет его судьбу. К чему стремилось дохристианское население земли? К тому, чтоб избавиться от вторжения судеб, не позволять им более беспокоить себя. Стоики достигнули этого в апатии, объявив вмешательство природы безразличным, не имеющим значения, не давая этому ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава вмешательству смущать себя. Гораций произно­сит известное nil admirari*, равным образом объявляя этим безразличие всего остального, мира: он не должен оказывать влияние на нас и вызывать наше удивление. И impavidum ferient ruinae выражает ту же самую непоколебимость: «Мы ничего не боимся, если б даже упал мир». Все это очищает место ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава для христианского презрения к миру, для изречения, что мир суетен.

(* Ничему не удивляться (лат.). — Ред.)

Несокрушимый дух «мудрых», которым старенькый мир под­готовлял собственный конец, потерпел с сих пор внутреннее сотрясение, против которого не могла защитить его никакая атараксия, никакое стоическое мужество. Дух, защищенный от всякого воздействия ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава мира, нечувствительный к его толчкам, стоя­щий выше его приступов, ничему не удивляющийся, которого не может вывести из его покоя никакое крушение мира, – неудер­жимо перелился через край, потому что снутри него самого развились газы (духи), и, после того как механический толчок, приходящий снаружи, стал недействительным, хим напря­жения, которые возбуждают ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава изнутри, начали свою необычную игру.

И вправду, древняя история завершается тем, что «Я обрел в мире свою собственность». «Все передано Мне Папой Моим»**. Мир не стал быть по отношению ко мне всевластным, неприкосновенным, священным, божественным, он «лишен Божества». С этого момента я обращаюсь с ним, как мне заблагорассудится. Я мог ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава бы, если проявить на нем всякую чудодейственную силу, другими словами силу духа, передвигать горы, приказывать смоковницам, чтоб они исторглись и пересадились в море (Лк 17, 6), вообщем я мог бы использовать все вероятное, другими словами мыслимое «все может быть верующему»***. Я – госпо­дин мира, все «права» – мои. Мир ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава стал житейским, ибо божественное пропало из него: он – моя собственность, кото­рой я распоряжаюсь, как мне (другими словами духу) заблагорассудится.

(** Евангелие от Матфея, 11, 27.)

(*** Евангелие от Марка, 9, 23.)

Когда я возвысил себя до положения собственника мира, эгоизм одержал свою первую полную победу, преодолел мир, стал безмирным и запер на замок обретенное долгими веками ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава мировой жизни.

1-ая собственность, 1-ая «привилегия» – добыта!

Все таки государь мира совсем еще не государь собственных мыслей, эмоций, собственной воли: он – не собственник собственного духа, ибо дух еще свят, он – «святой дух», и «безмирный» христианин не вожделеет стать безбожным. Древная борьба была борьбой про­тив мира и с миром, средневековая ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава (христианская) – борьбой с собой, с духом; 1-ая – против окружающего мира, 2-ая – против мира внутреннего. Средневековая борьба – обращен­ная на себя, размышляющая, рассудительная.

Мудрость старых – мирская философия, вся мудрость новых – богословие.

С миром совладали язычники (в том числе иудеи), после того было надо еще совладать с духом – стать ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава «без духа», безбожным.

Практически две тыщи лет работаем мы над подчинением для себя духа, и не один кусочек святости оторвали мы и растоптали ногами, но гигант-противник всякий раз растет опять, в модифицированном виде и под другим именованием. Дух еще не лишен божественности, святости, освящения; хотя он уже издавна ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава не летает, подобно голубю, над нашими головами, хотя он уже снисходит не только лишь к своим святым, но попадает в руки и непосвященных, но, как дух населения земли, как человечес­кий дух, другими словами дух «человека», он остается мне, для тебя всегда чуждым духом, еще дальним от того ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, чтоб стать нашей неограниченной собственностью, которой мы распоряжаемся и управляем по нашему благоусмотрению. Меж тем одно вышло непременно и видимо направляло ход после христи­анской истории: рвение сделать святой дух более челове­ческим, чтобы приблизить его к людям либо людей к нему. Поэтому и случилось, что он в конце концов мог ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава быть понят как «дух челове­чества» и под разными наименованиями – как «идея человечест­ва», человечность, гуманность, всечеловеческая любовь» – показался более близким и легкодоступным.

Не означает ли это, что сейчас всякий может обладать святым духом, включить идею населения земли в себя, дать населению земли образ и бытие внутри себя?

Нет, дух ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава не лишен собственной святости и недоступности, он так же недоступен для нас, как и до этого, так же не наша собствен­ность, ибо дух населения земли не есть мой дух. Моим эталоном он может быть, и как идея я называю его моим: идея человечест­ва – моя ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава собственность, и я довольно доказываю это тем, что направляю ее полностью по собственному желанию, сейчас – так, а завтра – так; мы представляем ее для себя самым различным образом. Но она совместно с тем – наследное благо, которое я не могу реализовать либо дать.

После многих видоизменений дух со временем претворился в абсолютную идею ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, которая разбилась в разно­образных преломлениях на другие идеи: любовь к людям, разумность, штатскую добродетель и т. д.

Но разве я могу именовать идею моей собственностью, если есть мысль населения земли, могу ли считать дух преодоленным, если я должен служить ему, приносить «себя в жертву»? Закатываю­щаяся древность только тогда ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава заполучила мир в свою собствен­ность, когда сломила его всемогущество и «божественность», узнала его бессилие и «суетность».

Так же обстоит дело и с духом. Если я низведу его к привидению и его власть нужно мной – к безумию, то он растеряет для меня святость, освященность, тогда и я ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава буду им воспользоваться так, как свободно пользуются по собственному жела­нию природой.

Подразумевается, что в воззвании с ним либо заключении его мною должна управлять «сущность дела», «понятие отношения». Будто бы понятие о чем-нибудь существует само по себе и не есть, напротив, понятие, которое составляют для себя о ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава чем-нибудь. Будто бы отношение, в которое мы вступаем благодаря единственности входящего, само не единственно! Будто бы дело находится в зависимости от того, под какую рубрику его подведем. Подобно тому, как отделили «сущность человека» от действи­тельного человека и судили о нем по первому, – подобно этому отделяют и его ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава деяния от него и оценивают его по «человечес­кой ценности». Понятия все решают, понятия регулируют жизнь, понятия властвуют. Это – тот религиозный мир, которому Гегель отдал систематическое выражение тем, что свел способ в бред и окончил установление понятий до округлен­ной, прочно скованной догматики. Об всем судят по понятиям, а реального человека ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава (другими словами Я) принуждают жить по этим законам понятий. Разве может быть большее господство закона? Ведь христианство с самого начала признало, что оно желает укрепить иудейское господство закона. («Ни одна буковка закона не должна быть потеряна!»).

Либерализм только выдвинул новые понятия: заместо божест­венных – людские, заместо церковных – государствен­ные, заместо ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава понятий веры – «научные», либо, более обширно, заместо «грубых положений» и установлении – действитель­ные понятия и нескончаемые законы.

Сейчас ничто не властвует в мире, не считая духа. Бесчис­ленное огромное количество понятий неистово носится в головах, и что все-таки делают стремящиеся вперед? Они опровергают эти понятия, чтобы заместо их ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава ввести новые! Они молвят: у вас неверное понятие о праве, государстве, человеке, свободе, правде, чести, понятие права и т. д. – это быстрее то, которое мы сейчас устанавливаем. Смешение понятий шествует, таким макаром, далее.

Глобальная история поступила с нами безжалостно, и дух заполучил всевластную власть. Ты должен почетать мои ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава башмаки, которые могли бы защитить твои оголенные ноги, мою соль, от которой твой картофель сделался бы съедобным, мою карету, которая освободила бы тебя собственной прекрасной стоимос­тью от всякой нужды, но ты не должен простирать руки ко всему этому. Человек должен признать за всем этим и бесчис­ленным ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава другим самостоятельность, оно должно быть для него труднодоступным, недосягаемым, он должен быть лишен его. Он должен все это уважать, ценить. Горе ему, если он протягивает свои руки с желанием обладания, мы называем это «воров­ством»!

Как бедно не много осталось нам – фактически говоря, практически ничего! Все отодвинуто от нас, ни ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава на что мы не имеем права претендовать, если оно нам не дается. Мы живем только еще милостью дающего. Ты не имеешь права поднять даже булавку, пока не достанешь для себя разрешения на это. Разреше­ние – от кого? От почтения! Только если оно предоставит для тебя ее как собственность ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, если ты можешь уважать ее как соб­ственность, – только тогда ты смеешь взять ее. И опять-таки ты де обязан иметь ни одной мысли, не произносить ни одной фразы, не совершать ни 1-го деяния, оправданного исключительно в тe6e, заместо того, чтоб получить санкцию от нравственности, разума либо ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава человечности. Счастливая непринужденность алчу­щего населения земли, как свирепо старались заклать тебя на алтаре принужденности и принуждения!

Но вокруг алтаря возвышается церковь, и ее стенки все более и поболее расширяются. Что они заключают, то – свято. Ты не можешь обрести его, не можешь более прикоснуться к нему. Крича от мучительного голода ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, бродишь ты вокруг этих стенок, чтобы отыскать то малое мирское, что еще осталось, и все пространнее становится круг, который ты свершаешь. Скоро та церковь обхватит всю землю, и ты будешь изгнан к самому краю. Очередной шаг – и мир святого одолеет: ты падешь в пучину. Поэтому опамятуйся, еще пока есть время, не ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава плутай более посреди скошенного мирского, отважься на прыжок – и бросайся через врата в самое святилище. Пожрав святое, ты сделаешь его своим своим! Перевари Святые Дары – и ты будешь избавлен от их.

СВОБОДНЫЕ

Потому что античные и новые были представлены выше в 2-ух разделах, то могло бы показаться ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, что тут свободные будут представлены самостоятельными и обособленными. Но это не так. Свободные – это только более новые и самые новые из «новых», и приводятся они в особенном разделе только поэтому, что принадлежат современности, а современность сначала завлекает тут наше внимание. Говоря о «свободных», я только перевожу заглавие либералов, но относительно ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава понятия свободы, как и многого другого, о чем нельзя не упомянуть заблаговременно, я должен сослаться на предстоящее.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЛИБЕРАЛИЗМ

После того, как выпили до дна чашу так именуемого абсолютизма, в восемнадцатом столетии стало очень уж ясно, что напиток, заключенный в ней, не имел людского вкуса, тогда и явилось желание другого напитка ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава. «Люди» – а все таки наши отцы были людьми – востребовали, чтоб их, в конце концов, и считали такими.

Кто лицезреет в нас нечто другое, чем людей, в том и мы лицезреем также не человека, а чудовище и относимся к нему, как к чудовищу; кто же, напротив, признает в каждом ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава из нас человека и защищает нас от угрозы не-человеческого обхождения, того мы чтим как нашего настоящего заступника и охранителя.

Будем же держаться друг за друга и защищать друг в друге человека; в нашей совместности мы найдем тогда необходи­мую защиту, а все мы, вместе держащиеся, образуем общество людей, которые знают ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава свое человеческое достоинство и держат себя вместе «по-человечески», наша совмест­ность – правительство, мы – вместе держащиеся – цивилизация.

В нашем соединении как цивилизация либо правительство мы только люди. Как мы поступаем каждый в отдельности и каким своекорыстным влечениям следуем, касается только нашей личной жизни; наша общественная либо ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава муниципальная жизнь – чисто людская. То, что в нас есть не-человечес­кого либо «эгоистического», низводится к «частному делу», и мы точно отделяем правительство от «буржуазного общества», в каком и царствует «эгоизм».

Настоящий человек – цивилизация, а единичный – всегда эгоист. Потому скиньте с себя свою единичность либо обособлен­ность, в какой ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава заключается источник эгоистического нера­венства и смуты, и посвятите себя полностью настоящему человеку, цивилизации либо государству. Тогда вас можно будет считать людьми и вы будете иметь все, что полагается человеку; правительство, настоящий человек, причислит вас к своим и даст вам «права человека»: человек дает вам свои права.

Так гласит гражданственность.

Гражданственность ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава не что другое, как идея, что государ­ство в целом – это настоящий человек и что людская ценность единичной личности заключается в том, чтоб быть гражданином страны. Быть неплохим гражданином – это самое высочайшее для чести, выше этого нет ничего, не считая устарев­шего эталона быть «добрым христианином».

Гражданственность и буржуазия развились ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава в борьбе про­тив привилегированных сословий, которые обходились с ней как с «третьим сословием», очень свысока и ставили ее на одну доску с чернью, «canaille». В государстве «царило неравенство личности». Отпрыск дворянина получал отличия, недостижимые для самых наилучших людей среднего сословия. Против этого возмути­лось штатское чувство. Долой ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава всякое отличие, долой пред­почтение личностей, долой различие сословий! Да будут все равны! Да не преследуются с этого момента никакие обособленные интересы, а только общий энтузиазм всех. Правительство должно стать обществом свободных и равных людей, каждый должен предназначить себя «благу общего», раствориться в государстве, сделать правительство собственной целью и ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава эталоном. Правительство! Правительство! Такой всеобщий девиз; и вот начали находить «настоящую муниципальную конституцию», наилучшую консти­туцию, другими словами воплощение страны в наилучшем осознании этого слова. Мысль страны просочилась во все сердца и возбуждала одушевление; служить ему, этому светлому Богу, стало новым богослужением и культом. Наступила определен­ная ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава политическая эра. Служение государству либо цивилизации сделалось высшим эталоном, муниципальные интересы стали высшими интересами, служба государству (зачем не нужно быть обязательно бюрократами) – высшей честью.

Таким макаром были изгнаны обособленные интересы, и самопожертвование во имя страны стало общим лозун­гом. Необходимо отречься от себя и жить только для страны. Необходимо поступать «бескорыстно ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава» и приносить пользу не для себя, а государству. Оно, правительство, сделалось потому настоящей личностью, перед которой исчезает всякая обособленная лич­ность: не я живу, оно живет во мне. Потому в сопоставлении с прежним корыстолюбием и самолюбием люди сделались са­мим бескорыстием и обезличенностью. Перед этим Богом – государством ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава – пропал всякий эгоизм, и перед ним все были равны; все они были, без всякого отличия, «людьми», только «людьми».

Воспламеняющая материя принадлежности зажгла револю­цию. Правительство нуждалось в деньгах. Оно должно было бы обосновать тогда, что оно полностью, а почему может распоря­жаться всякой собственностью, которая принадлежит ему одно­му; оно ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава должно было взять для себя свои средства, которые находи­лись во владениях его подданных, а не были их собственностью. Но заместо этого оно собирает «генеральные штаты», чтоб ему разрешили получить эти средства. Боязнь перед конечным шагом последовательности разбила иллюзию абсолютного правитель­ства: кто должен «испрашивать дозволения», тот не может ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава признаваться абсолютным. Подданные сообразили, что они насто­ящие собственники и что это их средства, которые сейчас требуют. Подданные ранее момента, они сейчас прониклись сознанием, что они – собственники.

Балльи гласит это в нескольких словах: «Если вы не сможете без моего согласия распоряжаться моим имуществом, то тем наименее сможете вы распоряжаться ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава моей личностью, всем тем, что касается моего духовного и публичного положения! Все это – моя собственность, как кусочек земли, который я обрабатываю. И я имею право, энтузиазм сам делать законы». Слова Балльи звучат, естественно, так, будто бы сейчас всякий – собственник. Но заместо правительства, заместо князя гос­подином и собственником ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава сделалась сейчас цивилизация. С того времени эталон именуется «свободой народа», «свободным народом» и т. д.

Уже 8 июля 1789 года заявление епископа Отэнского и Баррера рассеяло иллюзию, как будто всякий, единичный, имеет значение в законодательстве; оно показало полнейшее безвлас­тие предлагавших: большая часть сделалось государем. Когда девятого июля был предложен план рассредотачивания ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава работ по конституции, Мирабо произнес: «Правительство имеет только силу, но не право; исключительно в народе источник права». Шестнад­цатого июля тот же Мирабо воскрикнул: «Разве не люд – источник всякой силы? Он – источник всякого права и источ­ник силы!» Здесь к тому же выясняется содержание «права»: это – власть. «Кто ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава имеет силу, тот имеет и право».

Буржуазия – наследница привилегированных сословий. Практически права баронов, отнятые у их как «узурпация», перебежали к буржуазии, потому что буржуазия стала называться « цивилизацией ». Все достоинства были отданы «в руки нации». Но этим самым они не стали быть « преимуществами ». Они стали «правами». Цивилизация стала добиваться с того времени барщины ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, она унаследовала господские права, право свободной охоты – крепостных. Ночь на 4-ое августа была смертельной для всех льгот, либо « преимуществ» (также и городка, общи­ны, магистратуры обладали до этого льготами, воспользовались преимуществами и правами господ), и завершилась она зарей «права», «государственных прав», «прав нации».

Монарх в лице ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава «короля-властелина» был ничтожным монар­хом в сопоставлении с этим новым монархом – «суверенной нацией». Эта монархия была в тыщу раз более крута, строже и последовательнее. На нового монарха не было никакой управы; как ограничен в сопоставлении с ним «абсолютный ко­роль» старенького режима! Революция способствовала превраще­нию ограниченной монархии ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава в абсолютную. С этих пор всякое право, которое не даруется этим монархом, – «притязание», каждое преимущество, но, которое он дарит, – «право». Время добивалось абсолютного царства, абсолютной мо­нархии; поэтому пало так называемое абсолютное царство, которое так не искусно стать абсолютным, что было ограничено тыщей маленьких господ.

То, к чему стремились и чего ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава жаждали тысячелетиями, а конкретно – отыскать абсолютного властителя, рядом с которым не устояли бы никакие другие господа и власти, того достигнула буржуазия. Она открыла государя, который один только дарит «основания права» и без дозволения которого ничто не легитимно. Так, мы знаем сейчас, что кумир – ничто и что «нет другого Бога ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, не считая единого».

Против права нельзя более выступить, как против того либо другого права, с утверждением, что оно «несправедливо». Можно только еще сказать, что оно – абракадабра, иллюзия. Если именовать его «неправым», необходимо противопоставить ему другое право и ассоциировать с ним. Отвергая же полностью право как таковое, право внутри себя ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава и себе, отторгают также и понятие неправоты и уничтожают все понятие права (к которому принадлежит и понятие неправоты).

Что означает, что мы все пользуемся « равенством политичес­ких прав»? Только то, что правительство не считается с моей личностью, что я для него, как и всякий другой, только человек ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава и не имею другого принципиального в его очах значения. Я не внушаю ему уважения как дворянин, отпрыск дворянина, либо тем паче как наследник бюрократа, должность которого принадлежит мне по наследию (как графства и т. д. в средние века, и позднее, в абсолютном царстве, наследные должности). Но го­сударство имеет ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава в собственном распоряжении бессчетное огромное количество прав, которые оно может раздавать, к примеру, право командовать батальоном, ротой и т. д., право читать в универ­ситете и т. д.; оно может их раздавать, ибо это его, другими словами муниципальные либо «политические», права. При всем этом ему индифферентно, кому оно дает, только бы получающий ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава их испол­нял обязанности, вытекающие из переданных ему прав. Мы все для него равны и схожи, один не имеет больше цены, чем другой. Кто воспримет начальство над армией – индифферентно для меня, гласит суверенное правительство, предполагая только, что получивший право командовать соображает дело соответствующим образом. «Равенство политических прав ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава» имеет потому тот смысл, что всякий может получить то право, которым одаряет правительство, если только он исполняет связанные с этим условия – условия, которые необходимо находить в природе каждого отдельного права, в не в предпочтении личности (persona grata): право сделаться офицером подразумевает по собственной природе обладание здоровьем и известной степенью познаний, но ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава оно не просит как обязательного условия благородства происхожде­ния; если б и самый заслуженный гражданин не мог добиться офицерского звания, то это означало бы неравенство полити­ческих прав. Посреди современных стран все проводили – одно более, другое наименее – это основоположение равенства.

Сословная монархия (так назову я абсолютное ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава королевст­во – время правителей до революции) держала единичную лич­ность зависимо от массы малеханьких монархий. Это были приятельства (общества): цехи, дворянство, городское сосло­вие, городка, общины и т. д. Везде единичная личность должна была глядеть на себя поначалу как на члена этого малеханького общества и оказывать духу этого последнего, этому ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава esprit de corps, корпоративному духу, как собственному монарху, бесспорное повиновение. Для дворянина честь его семьи, его рода должна быть важнее, чем он сам. Только средством собственной корпора­ции, собственного сословия отдельный человек приобщался к огромным корпорациям, к государству – совсем так же, как в католицизме, где единичная личность сносится с ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава Богом только через священника. Этому положило конец третье сословие – тем, что оно мужественно стало опровергать себя как сословие. Оно отважилось не быть более сословием рядом с другими сословиями, а поднять и обобщить себя – стать «нацией». Этим оно сделало еще более совершенную и абсолютную монархию, и господствовавший до того принцип сословий ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, принцип малеханьких монархий снутри одной большой, оконча­тельно пал. Нельзя сказать потому, что революция ориентирована была против 2-ух первых привилегированных сословий. Она касалась всех малеханьких сословных монархий вообщем. Но если и были подломлены сословия и их деспотический образ правления (и повелитель был ведь тоже только сословным владыкой, а ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава не общегражданским), то остались освобожденные от сословного неравенства отдельные личности. Неуж-то же они должны были быть вне сословий и без всяких норм и удержу, не связанные сословностью (status), без общей связи? Нет, ведь третье сословие не для этого объявило себя цивилизацией, чтоб стать рядом, с другими сословиями, а для того ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, чтоб стать единст­венным сословием. Это единственное сословие и есть цивилизация, «государство» (status). Чем все-таки сделался сейчас единичный человек? Политическим протестантом, ибо он вступил со своим Богом, государством, в конкретную связь. Он не был более дворянином в дворянской монархии, ремесленником в цеховой монархии, он, как ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава и все, признавал и подчинялся только одному государю – государству, и они все, как слуги его, получили знатный титул «гражданина».

Буржуазия – дворянство награды; «за награды – венец» – ее лозунг. Она боролась против «ленивого» дворянства, ибо после нее, трудолюбивого, трудом и награды обретенного дворянства, свободен уже не тот, кто свободен «от рождения», но ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава также и не Я, а «заслуженный», неплохой слуга (собственного короля, страны, народа в конституционном государстве). Службой получают для себя свободу, другими словами получают «заслуги», даже если б служили... Мамону. Необходимо приобрес­ти награды перед государством, другими словами перед принципом страны, его нравственным духом. Кто служит духу госу­дарства ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, тот, какой бы правовой отраслью приобретения он ни жил, неплохой гражданин. В их очах «новаторы» занимаются «искусством, не дающим пропитания». Только «торгаш» «прак­тичен », и торгашеский дух обладает и тем, кто отыскивает чиновничьих мест, и тем, кто отыскивает выгод в торговле либо любым другим методом отыскивает полезности себе и ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава для других. Но если «заслужившие» – свободны (ибо чего недостает добродушному буржуа, добросовестному бюрократу в той свободе, которой жаждало его сердечко?), то «слуги» – свободные. Послушливый слуга – свободный человек! Какая нелепость! И все-же такой смысл буржуазии, и ее поэт – Гете, как и ее философ – Гегель, смогли прославить зависимость субъекта от объекта, повиновение ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава беспристрастному миру и т. д. Только тот, кто служит делу, «вполне ему отдается», обладает настоящей свободой. А делом мыслителей был разум, тот разум, который, подобно государству и церкви, дает общие законы и налагает цепи на отдельного человека мыслью населения земли. Он опреде­ляет, что «истинно», с чем необходимо считаться. Нет ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава других «разум­ных» людей, не считая хороших слуг, которые могут быть названы неплохими гражданами сначала как слуги страны.

Богач ли ты либо нищий – ранее буржуазному государ­ству нет дела: это предоставляется твоему усмотрению, только имей «хороший образ мыслей». Вот что оно просит от тебя, считая собственной важной задачей внушать ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава это всем. Потому оно остерегает тебя от «злых подстрекательств», держа «недовольных» в узде и пытаясь придушить их возбуждающие речи цензурными запретами либо штрафами либо же заглушая их за тюремными стенками; людей же с «хорошим образом мыслей» оно делает цензорами и всеми методами старается, чтоб «доброжелательные» получали ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава моральное воздействие на тебя. А когда оно сделало тебя глухим к злым нашептываниям, то, с другой стороны, еще старательнее открывает твои уши для не плохих нашептывании.

С буржуазией начинается либерализм. Везде желают ввести «разумное», «своевременное» и т. д. Последующее определение либерализма, произнесенное как будто в похвалу ему, полностью его охарактеризовывает: «Либерализм не ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава что другое, как разумное зание, приложенное к имеющимся обстоятельствам»*. Цель его – «разумный порядок», «нравственное поведение», «ограни­ченная свобода», а не анархия, не беззаконие и своеобразность. Но когда властвует разум, погибает личность. В искусстве уже издавна не только лишь допускается уродливое, но даже признается нужным и врубается ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава в него как таковое: искусство нуждается в злодее и т. д. И в религиозной области самые последние либералы пошли так далековато, что рассматривают религиозного человека как гражданина страны, другими словами религи­озного злодея, они знать не желают о судах над еретиками. Но возмущаться против «разумного закона» никому не допустимо под ужасом самого ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава тяжкого наказания. Не свободного движе­ния, не утверждения личности хотят либералы, а утверждения разума, господства разума, власти. Либералы – поборники, не веры – Бога, но разума, их государя. Они не терпят никакой невоспитанности, и потому никакого саморазвития и самооп­ределения: они опекают, невзирая на самых абсолютных влас­тителей ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава.

(* Сб. «Двадцать один лист из Швейцарии». Цюрих. 1843, с. 21. (Анонимная статья. – Ред.))

«Политическая свобода». Что необходимо под этим подразуме­вать? Свободу единичной личности от страны и его законов? Нет, напротив, связанность единичного с государ­ством и муниципальными законами. В чем все-таки заключается «свобода»? В том, что от страны не ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава отделяют более посредники, а установлено прямое и конкретное отноше­ние к нему, так как сейчас мы – граждане страны, а не подданные кого-нибудь другого, мы даже подданные короля не как личности, как «главы государства». Политическая свобода, это основное учение либерализма, не что другое, как 2-ой фазис – протестантства, и она движется наряду ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава с «религиозной свободой»*. Либо же следовало бы под послед­ней иметь в виду свободу от религии? Никак. Этим означа­ется только свобода от посредников, свобода от посредничествующих священников, ликвидирование «мирян, обособленных от духовенства», означает прямое и прямое отношение к религии либо Богу. Только при условии имеющейся веры ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава можно воспользоваться религиозной свободой: религиозная свобода зна­чит не отсутствие религии, а углубленность внутренней веры, конкретное общение с Богом. Кто «религиозно свобо­ден», для того религия – дело сердца, его собственное дело, «святое дело». Так же и для «политически свободного»: правительство – святое дело, оно – дело его сердца, главное его дело ЛЮДИ ДРЕВНЕГО И НОВОГО МИРОВ 6 глава, его собственное дело.


m-issioner-bogatir-stranica-9.html
m-k-diterihs-ubijstvo-carskoj-semi-i-chlenov-doma-romanovih-na-urale-1922-g-stranica-15.html
m-k-diterihs-ubijstvo-carskoj-semi-i-chlenov-doma-romanovih-na-urale-1922-g-stranica-21.html