М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава

Как с кинофильмами? He впадаете ли вы в собственного рода транс, при котором вы вроде бы "тонете" в сценах? Разглядите это как случай слияния. Разглядим в том же контексте алкоголизм, который – хотя он и осложнен обычно многими вариантами (включая соматические конфигурации) – мышечно укоренен в оральном недоразвитии. Никакое исцеление не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава может иметь долгого эффекта либо быть более чем угнетением, если человек ("взрослый" сосунок) не перейдет на стадию кусания и жевания. В базе лежит то, что человек желает "пить" свою среду – обрести легкое и полное слияние без возбуждения (что является для него болезненным усилием), контакта, разрушения и усвоения. Это бутылочный сосунок М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, отказывающийся принимать твердую еду и жевать ее. Это относится как к бифштексу на его тарелке, так и к более широким дилеммам его актуальной ситуации. Он желает, чтоб решения приходили к нему в водянистой форме, готовыми, чтоб ему оставалось только испить и проглотить.

Социально он желает войти без предварительного М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава контакта в конкретное слияние с другим человеком.

Минутный знакомый становится другом, которому он готов "открыть сердечко". Он обходит те часть его личности, где нужно различение; а позже, на базе этого типо глубочайшего и искреннего, а в реальности очень поверхностного контакта, он начинает выдвигать нетерпеливые и экстравагантные требования.

Так же М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава некритически он воспринимает соц порицание, считает его вроде бы исходящим от себя, у него сильное аутоагрессивное сознание. Он может топить его в вине, но когда оно пробуждается, его мстительность умножается. Так как его злость не употребляется на перемалывание физической еды и психологических заморочек, та часть, которая не включена в М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава его "совесть", нередко выходит наружу в виде сумрачных, глупых стычек.

Питье правильно для усвоения жидкостей, а опьянение делает социальные контакты теплыми и приятными. Но это – только фазы переживания, а не целое, и когда эти фазы повсевременно занимают фронтальный план как настоятельные потребности, исчезает возможность других форм и уровней переживания М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава.

Схожий механизм проявляется в сексапильной неразборчивости. Тут действует требование незамедлительного временного ублажения, без подготовительного контакта и развития отношений. Будучи прохладным с одной стороны, и испытывая тактильное голодание – с другой, неразборчивый человек отыскивает грубой тактильной близости как конечной цели сексапильности. Хотя и тут, естественно, есть осложняющие моменты, но в базе, опять М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава-таки, нетерпение и алчность.

Наши представления об интроекции вызвали практически единодушное несогласие при первом с ними столкновении. Процитируем несколько отрывков из отчетов:

"Я питаю иллюзию – которую вы вне сомнения диагностируете как невротическую – что быть человеком, это означает больше уважать величие души, ежели обращаться к свое еде. "

"Я не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава понимаю, как перемена привычек в еде может посодействовать возможности отторгать интроецированные идеи. Я этого не виду. Даже если ранешние привычки относительно пищи имеют к этому отношение, то изменение этих привычек на данный момент не сделает человека способным сходу узреть, что фрейдовское понятие интроекции неверно, а ваше может быть отчасти М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава правильным. Почему бы нам не поработать над чем-нибудь полезным заместо всей этой ерунды?"

"Параллель меж насильным принятием еды и насильным научением поведению достаточно бедна и сама по для себя, а в особенности если осознавать ее не просто как фигуративный метод выражения. Организм не может вырвать поведением, и равным М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава образом нельзя кусать и жевать переживание. Сложное поведение вправду может быть интроецировано, но я считаю, что это имеет не много дела к привычкам пищи, – очевидно, когда детство уже прошло. Я не стал заниматься экспериментированием по поводу пищи, так как заблаговременно счел это совсем никчемным; я не уделю этому даже М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава того поверхностного внимания, которое я уделял другим тестам, – их я делал ради любопытства. В определениях создателей, я отказываюсь интроецировать то, что они молвят по поводу интроекции."

"Эта муштра менее впечатляет и побуждает меня к действию, чем вся остальная. Хотя я многому научился в процессе чтения всего этого, а конкретно – острому чувству сознавания М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава собственных мыслей, мотивов, привычек и пр., с вероятной неизменной полезностью от этого, я все еще не могу осознать основную идея, которая кроется за всей этой словесной неурядицей. Я думаю, что основная идея – сделать индивида более сознающим разные процессы, протекающие в нем самом, чтоб он мог исключить многие ненужные причины М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, присутствующие в его идей и действиях. Но, как я и ранее гласил, мне кажется, что создатели подразумевают очень много осознания со стороны студентов, и мне кажется, что тренировка принуждает очень много заниматься собой – решительно страшная вещь без соответствующего управления."

Во всех приведенных отрывках можно отметить обычную современному человеку опору М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава на словесные подтверждения. Вправду, можно было бы привести огромное количество "беспристрастных" экспериментальных доказательств наших утверждений, может быть довольно, чтоб вынудить студентов, отчеты которых мы процитировали, умственно согласиться с представленной теорией. Но мы стремимся не к словесному соглашению, а к реальным динамическим эффектам, которые вы сможете получить, конкретно обнаруживая и М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава доказывая какие-то моменты в собственном своем невербальном функционировании.

Некие, не хотя отторгать теорию сходу, отложили невербальную проверку:

"Я всегда спрашиваю, как может быть функциональное единство такового рода. Я желаю отложить все это до лета, когда я поеду домой и поработаю над этим."

Все же, какие бы М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава сомнения не вызывала теория, большая часть студентов приняли идею опыта и ведали о разных открытиях относительного того, как они обычно принимают еду:

"Сосредоточившись на собственной еде, я нашел, что не знаю, как есть; я просто проглатываю еду. Я не могу не есть в спешке, даже когда мне некуда торопиться. Я отыскал М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, что я изредка вообщем использую коренные зубы."

Заморочек сохранения фигуры звучала в почти всех отчетах:

"Я попробовала надеть платьице, в каком собиралась быть на праздничке. То, что я увидела в зеркале, было не много похоже на мой эталон – эталон высочайшей, узкой, гибкой блондиночки. Я разозлилась на себя и отдала М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава слово посиживать на диете. Но позже мне становится так жаль себя, что я сажусь и съедаю конфетку либо кусок кекса."

Процитируем тщательно рассказ о попытке прожевать еду до водянистого состояния:

"В моей семье привыкли, что я глотаю еду и читаю во время пищи; но я с огромным энтузиазмом М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава отнесся к тесту с пищей. Это работает, но, к моему кошмару, работает очень отлично, так что я тормознул, чтоб не зайти очень далековато.

Сначала я поглядел, как я принимаю еду, и был очень удивлен, заметив, что откусываю только отчасти, а потом отрываю кусочек. Было достаточно просто замедлить М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава процесс так, чтоб откусить кусочек так глубоко, как я мог, до этого, чем начать жевать. Но так как я изредка ем, не читая, уже сосредоточивание на откусывании заместо отрывания послало меня в грезы. Я глупо посиживал, не сознавая, что я делаю, и не думая ни о чем – практически! – пока не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава увидел, что еда уже проглочена.

Что касается вопроса, довожу ли я еду до водянистого состояния, – я должен ответить: "Нет" (может быть, это реакция моего отца, хотя он и не считает движения челюстей, но ест медлительнее, чем кто-нибудь, кого я лицезрел). Я попробовал жевать и жевал до того М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава времени, пока еда не стала настолько водянистой, как я мог выдержать. При всем этом я увидел две реакции. Во-1-х, у меня захворал язык около корня. Обычно после того, как я ощутил еду во рту, ничего не происходит до того времени, пока еда не оказывается в пищевом тракте, другими словами М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава я не сознаю глотания, проглатывания, дыхания либо чего-то еще. Сейчас же, когда я попробовал прожевывать стопроцентно, я ощутил, что мне не хватает воздуха. Язык болел, доставляя мне неудобство. Казалось, я сдерживал дыхание. Мне пришлось распихать еду по сторонам рта, сделать несколько глотательных движений (хотя я ничего не проглотил) и М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава глубоко вздохнуть, до того как продолжать. После чего я стал вытаскивать еду из углов рта и пошел на работу с запятанными остатками этого последнего кусочка.

Это описание очень детально и, по-моему, тошнотворно, и конкретно так я ощущал себя после пары кусков – меня тошнило. Еда обрела страшный М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава вкус, и я нашел, что стараюсь избегать восприятия вкуса либо вообщем какого бы то ни было чувствования того, что попадает мне в рот. Обычно я не чувствую вкуса либо любых чувств во время пищи, но этот опыт возвратил мне чувство вкуса в большой мере, так что сейчас, чтоб избавиться от вызванных этим М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава противных чувств, мне приходится десенситизировать себя. Когда выше я написал, что закончил опыт, пока он не зашел очень далековато, я имел в виду, что ощутил такое омерзение к тому, что происходит у меня во рту, что это вызвало сильный импульс рвоты. Я немедля улизнул в грезу либо ступор М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, говоря для себя: "Не буду портить пищу тем, что мне становится плохо; в конце концов, всему есть предел", – и закончил на этом. Это, естественно, сопротивление, но я проделывал это два раза."

Студент, который считает, что у него отличные привычки в еде, ведает последующее:

"В детстве у меня не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава было этих добротных привычек. Я был очень нехорошим едоком и, наверняка, интроецировал огромную часть того, что ел, стараясь мыслить либо гласить о кое-чем, чтоб не сознавать, что я ем. Изменение вышло кое-где меж 10 и 13 годами. Главным событием моей жизни в это время было то, что отец М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава поновой женился, и мы уехали из дома дяди, где ранее жили."

Многие студенты докладывали что-то вроде последующего:

"Я был поражен, как мой метод воззвания с неуввязками, с тем, что я читаю, смотрю в кино и пр., соответствует тому, как я обращаюсь с едой."

Опыт 16
ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ИНТРОЕКТОВ И ИХ ПЕРЕВАРИВАНИЕ

Интроекция характеризуется М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава определенным сочетанием чувств и тенденций поведения: это нетерпение и алчность, омерзение и борьба с ним средством утраты вкуса и аппетита, фиксация с ее отчаянной привязанностью и прикрепленностью к тому, что не стало быть питательным. Разглядим это подробнее.

Молвят, что дети и малыши нетерпеливы и скупы. Но эти определения, которыми М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава могут быть охарактеризованы недоразвитые взрослые, не к месту по отношению к детям. Голодный малыш желает получить грудь. Если он не получает ее немедля, он орет. Нетерпеливо? – нет, так как это единственное, что он может делать в направлении ублажения собственной потребности. Это не что-то, подлежащее исправлению, из этого М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава необходимо просто вырасти. Нетерпение имеет значение только по отношению к собственной противоположности, терпению. Взрослые имели возможность дифференцировать эти типы поведения средством освоения разных приемов, порождающих терпение. Ребенок не имел еще таковой способности.

Если у него есть любящая мама, его "вопль голода" явится для нее адекватным и не вызывающим возмущения М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава сигналом. Когда малышу дадут грудь, он немедля высасывает молоко и глотает его. Скупо? Нет, так как водянистая еда не просит задерживания перед перевариванием. Именовать поведение малыша нетерпеливым и скупым – неверно; это, совершено разумеется, злость, стопроцентно адекватная ситуации слияния малыша и мамы. Мы можем гласить о нетерпении и алчности, только М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава если примитивная злость по мере взросления малыша не дифференцируется в приемы воззвания с препятствиями и переработки их. Таковой "взрослый ребенок", будучи уже снабженным аппаратом и возможностью самому хлопотать о для себя, все еще сохраняет свою злость в ее начальной примитивной форме и настаивает, что нечто должно быть изготовлено для М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава него и за него, и изготовлено немедля.

Если вы разглядите собственное нетерпение, вы можете в этом убедиться. Вы поймете, что это примитивная злость – жесткая, сердитая реакция на фрустрацию. Сказать: "Я нетерпелив по отношению к для тебя", равнозначно: "Ты раздражаешь меня, так как не спешишь дать мне то, чего я желаю М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава прямо на данный момент, а я не желаю прикладывать дополнительных усилий (разрушать препятствия), чтоб ты мог соответствовать моим желаниям."

У деток мы можем просто следить дифференциацию злости, происходящую на стадии кусания. Они стремятся использовать эту новейшую способность ко всему, что только можно схватить зубами. Рот становится органом манипулирования. Потом М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава руки перенимают "исследовательскую" манипулятивную функцию рта.

По мере того, как еда просит больше различения и переработки, рот практикуется, соответственно, на пробовании на вкус и разрушении.

Воздействие родителей на стадии кусания возможно окажется очень суровым. С одной стороны, кусание наказывается и объявляется ожесточенным и дурным; с другой стороны, малыша заставляют М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава есть еду, которую он не желает есть, по последней мере на этот момент. Его попытка сделать в этих обстоятельствах для не хотимой еды преграду из зубов против воли преодолевается. Лишенная способности адекватного выражения, оральная злость малыша должна быть помещена куда-то еще. Часть ее ретрофлектируется для угнетения наказуемого отвержения М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава еды. Часть обращается против людей. Это подоплека так именуемого "каннибализма", когда человек "готов вас съесть".

Чтоб проглотить и задерживать внутри себя еду, которой ребенок не желает, он должен подавлять свое омерзение. Не считая того, его лишают спонтанного потребления зубов: его наказывали за "ожесточенное и дурное кусание" также как и М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава за сжимание зубов перед не хотимой едой. Неопасным оказывается только поведение сосунка – то самое, в процессе вырастания из которого он находился. Таким макаром, его развитие, его выход из этой стадии прерывается; его "кусание" повреждено, и он или до некой степени задерживается в развитии, или ворачивается к М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава "нетерпению и алчности" сосунка. Только водянистая еда для него хороша, но ее никогда не хватает для ублажения голода.

Из-за "кормления по расписанию" и других "научных" инноваций, из-за блокирования оральной злости, либо по другим причинам, в вашем случае может быть также имеет место тенденция к интроецированию – проглатыванию полностью того, что М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава не принадлежит организму. Мы будем заниматься этой неувязкой у ее истока – другими словами самим процессом пищи. Разрешение трудности может включать восстановление чувства омерзения, что неприятно и вызовет сильное сопротивление. Поэтому в этом случае мы хотим предложить это не как нечто, что можно испытать в духе спонтанности, и М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава поглядеть, что будет происходить, а апеллируем к вашему мужеству, предлагая это вам как задание.

Один кусочек – помните, только один! – разжевывайте во время каждой пищи вполне до разжижения; не дайте ни одному куску проскользнуть не разрушенным, ищите их своим языком и вытаскивайте из уголков рта для предстоящего разжевывания; когда вы чувствуете, что еда М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава на сто процентов разжижена – выпивайте ее.

Выполняя этот опыт, вы, может быть, будете "забывать себя" во время этого деяния и глотать. Вы станете невнимательны. Вам будет некогда. Периодически вам будет казаться, что вы "попортили вкус" "чего-то неплохого". Когда вы встретитесь с омерзением, вы пожалеете, что все М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава это начали. Но ранее либо позднее в итоге этого опыта вы начнете получать от еды больше питательности и вкусовых чувств, чем вы могли для себя представить, а вкупе с этим вы начнете больше ощущать свою активность.

Задание ограничивается одним кусочком во время каждой пищи, так как даже это, сколь М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава бы обычным это ни казалось, достаточно тяжело сделать. Это востребует мобилизации множества энергии. Задачка состоит не в жевании самом по для себя, а в разрушении и усвоении реального материала. Опасайтесь различных назойливых действий, вроде счета жевательных движений (флетчеризм), так как это только отвлекает внимание.

В качестве многофункционального соответствия жеванию 1-го кусочка М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, дайте для себя такую же работу в умственной сфере. К примеру, возьмите одно тяжелое предложение в книжке, которое кажется "крепким орехом", и кропотливо его проанализируйте, разложите на части. Найдите четкое значение каждого слова. Относительно предложения в целом обусловьте, ясно оно либо смутно, поистине либо неверно. Сделайте это предложение своим М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, либо уясните для себя, какую часть его вы не осознаете. Может быть, дело не в вас, а предложение вправду неясно. Решите это себе.

Очередной нужный опыт, использующий многофункциональную тождественность меж съеданием физической еды и "перевариванием" межличностной ситуации, такой: когда вы в беспокойном настроении – сердиты, подавлены, обвиняете кого М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава-либо – другими словами склонны к проглатыванию, примените произвольно свою злость с какой-либо физической еде. Возьмите яблоко либо кусочек черствого хлеба, и обратите на него свое возмездие. В согласовании со своим состоянием, жуйте его так нетерпеливо, поспешно, злостно, безжалостно, как вы только сможете. Но – кусайте и жуйте, не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава глотайте!

Невротический отказ от злости имеет два исключения. 1-ое – когда злость ретрофлектирована и человек направляет ее на себя; 2-ое – когда злость помещена в "совесть" и моральные суждения, так что ориентирована и против себя, и против других. Если невротик употребляет некую часть злости в виде био злости зубов – он, соответственно, уменьшит энергию М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава нападения на себя и на других и, главное, он научится созидать в злости здоровую функцию, предотвращающую интроецирование. Он научится отторгать то, что неперевариваемо для его физической и психической системы, и откусывать и жевать то, что потенциально перевариваемо и питательно, если верно жевать и усваивать. А в отношении интроектов, которые М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава он уже имеет, он научится извлекать их на поверхность и избавляться от их либо, по последней мере, отлично прожевывать их в качестве подготовки к реальному усвоению.

Английское слово "disgust" (омерзение) состоит из приставки "dis", что значит "без", и латинского "gustus", что значит "вкус". Это соответствует тому, что мы М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава переживаем, испытывая омерзение. При омерзении мы испытываем тошноту, которая сопровождается обращенной перистальтикой в пищевом тракте. Это модифицированное направление сокращений желудка и пищевого тракта ориентировано, очевидно, на то, чтоб изрыгнуть проглоченное, сделать таким макаром вероятным выплевывание либо предстоящее пережевывание (как у жвачных вроде скотины) неперевариваемой либо недостаточно пережеванной еды.

Тот М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава же процесс происходит в организме, когда в среде возникают объекты либо ситуации, которые, может быть, не принимаются за физическую еду, но воспринимаются как "перцептивная еда". Нас тошнит даже при виде мертвой и разлагающейся лошадки. Может быть, у вас что-то подходит к горлу, даже когда вы просто читаете эти М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава слова, и уж естественно вам станет нехорошо, если мы начнем обрисовывать возможность принять такую разлагающуюся конину в качестве еды. Другими словами, организм реагирует на определенные объекты и ситуации – это тяжело переоценить! – так, как будто они принимаются в пищевой тракт.

Наш язык полон выражений, отображающих психосоматическую тождественность омерзения, порождаемого физической едой М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава и тем, что неперевариваемо только в психическом смысле. Вспомните, к примеру, "мне плохо от этого", "меня тошнит при одной мысли, что...", "это смотрелось так тошнотворно..." и пр. Несложно вспомнить ряд других вербализаций по поводу тошноты, указывающих на этот всесущий индикатор неперевариваемости.

Омерзение – это желание поднять еду ввысь из М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава желудка, изрыгнуть ее, отторгнуть материал, который неприемлем для организма. Человек проглатывает нечто схожее только из-за притупления собственных чувств либо недоверия к здоровым естественным средствам организма, позволяющим выполнить различие: нюху, вкусу и пр. В таких случаях принципиально, что, по последней мере потом, человек испытывает омерзение и может "выслать это назад М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава". Так как интроекты проглатываются схожим же образом, их устранение из вашей системы просит восстановления чувства омерзения.

Невротики много молвят о том, что их отторгают. Это, по большей части, проецирование на других их собственного отвержения других (как мы разглядим подробнее в последующем опыте). Они отрешаются чувствовать свое латентное омерзение к тому М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, что они включают в свою личность. Если б они ощутили его, им пришлось бы отрешиться от многих собственных "возлюбленных" отождествлений, – которые были неприятны на вкус и ненавистны, когда проглатывались. Либо им следовало бы пройти трудозатратный процесс их выявления, проработки и усвоения.

Насильное кормление, насильное образование, насильная М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава мораль, насильные отождествления с родителями и братьями либо сестрами – все это оставляет практически тыщи неусвоенных обрывков того и этого, вклинивающихся в психосоматический организм в качестве интроектов. Они не переварены, и, как интроекты, неперевариваемы. А люди, издавна привыкшие смирятся с тем, как "обстоят вещи", продолжают закрывать носы, десенситизировать вкус, и проглатывать больше М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава.

В психоаналитической практике пациент может лечь и выкинуть вербально весь непереваренный материал, скопленный после предшествующего сеанса. Это дает облегчение, будучи психическим эквивалентом рвоты. Но терапевтический эффект как такой равен нулю, так как пациент будет продолжать интроецировать далее. В момент принятия в себя он не ощущает омерзения к тому, что М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава позднее будет извергать. Если б он ощущал омерзение сходу, он бы тогда же и отторг это, не оставляя до психоаналитического часа. Он не научился жевать и прорабатывать то, что питательно и нужно. Он также "выпьет" то, что произнесет ему аналитик, – как нечто новое, с чем он может отождествиться М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, без обдумывания и усвоения. Он ожидает, что терапевт сделает за него работу по толкованию, а он позднее изрыгнет эти "инсайты" своим тоскующим друзьям. Другими словами, "умственно" принимая чужое истолкование, – без конфликта, мучения, омерзения – он просто надевает на себя новейшую цепь, предстоящее усложнение собственного представления о самом для себя.

Ортодоксальный психоанализ М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава ошибается, не считая все интроекты "незавершенными делами", которые должны быть проработаны и усвоены. Вследствие этого он воспринимает за обычное почти все в жизни пациента, что не является его своим и спонтанным. Если, не ограничивая себя проработкой снов и более тривиальных симптомов, аналитик с вниманием отнесется ко всем нюансам М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава поведения, он увидит, что интроецированное "я" – это не здоровое "я". Последнее стопроцентно оживленно, полностью состоит из функций и подвижных границ меж тем, что принимается, и тем, что отвергается.

Если глядеть на интроект как на "незавершенное дело", его генезис несложно проследить до ситуации прерванного возбуждения. Каждый интроект – это осадок конфликта, в М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава каком человек сдался до этого, чем конфликт был разрешен. Одна из сторон конфликта – обычно импульс действовать спецефическим образом – оставил поле битвы; его замещает, чтоб сделать определенную цельность (правда, неверную и неорганическую), – соответственное желание принуждающего авторитета. "Я" захвачено. Сдаваясь, оно, чтоб выжить, будучи разбитым, наслаждается вторичной интеграцией, отождествляет себя М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава с завоевателем и обращается против себя. Оно воспринимает на себя роль принуждающего, завоевывая себя, ретрофлектируя ту враждебность, которая до этого была ориентирована вовне, на принуждающего. Такая ситуация, которую обычно именуют "самоконтролем". Будучи уже разбитой, жертва побуждаема победившим принудителем к продлению поражения обманчивым представлением, что это она, жертва, и есть фаворит М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава!

Только омерзение и провождающий его импульс отвержения – сколь бы ни были неприятны подобные переживания – может дать человеку возможность найти, что в нем не является его подлинной, органической частью.. Если вы желаете освободиться от этих интроектов, чуждых вкраплений в вашей личности, вы должны, в дополнение к жевательному тесту М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, интенсифицировать сознавание вкуса, отыскивать места, где вкус отсутствует, и восстанавливать его. Сознавайте изменение вкуса во время жевания, различия в структуре, смеси, температуре еды. Делая это, вы наверное возродите омерзение. Сознавая его, нужно его принять, как и хоть какое другое болезненное переживание, которое является вашим своим. Когда, в конце концов М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, появится импульс рвоты, – последуйте ему. Это кажется вам страшным и болезненным только из-за ваших сопротивлений. Небольшой ребенок делает это с легкостью, органичным потоком; сразу после чего он опять счастлив, освободившись от чуждой материи, беспокоившей его. "Фиксация" составляет 2-ой важный момент интроекции. Фиксация – это рвение вцепиться и продолжать сосать, в М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава то время как ситуация уже просит активного кусания и жевания. Это слияние с ситуацией сосания, телесной близости, привязанности, мемуаров и грез, и т.п. С нашей точки зрения, предпосылкой фиксации является не травматический межличностный либо эдипов опыт; это действие структуры "нрава" (в смысле Райха), другими словами ригидного поведенческого стереотипа, повсевременно М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава циклического в жизни невротика. Вы сможете выяснить человека такового типа по сомкнутым челюстям, неразборчивому голосу, лености в жевании.

Он вцепляется "по-бульдожьи". Он не отпустит, но он также не может – и это решающий фактор – откусить кусочек. Он привязывается к истощившимся отношениям, из которых ни он, ни его партнер М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава не получают уже ничего. Он привязывается к отжившим привычкам, к мемуарам, к недовольствам. Он не будет завершать незавершенное и не предпримет ничего нового. Так, где есть риск, он лицезреет только вероятные утраты, и никогда – компенсирующие их приобретения. Его злость, ограниченная сжиманием челюстей, будто бы он пробует сам себя укусить М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, не может быть применена ни для разрушения объекта, на котором он фиксирован, ни для преодоления новых препятствий, которые могут появиться. Он щепетилен в отношении способности разрушить и опасается – проецируя свое не признаваемое желание вредить – что нанесут вред ему.

Ужас кастрации содержит в качестве основного компонента прилипчивый ужас нанести либо получить повреждение М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, и "вагина с зубами", нередко встречающаяся фантазия кастрационной тревожности, – это незавершенное кусание самого мужчины, проецированное на даму. С кастрационными фантазиями не достаточно что можно сделать, пока не будет восстановлена способность кусать; когда же эта естественная злость воссоединяется с личностью как целым, то не только лишь ужас повреждения члена М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, да и ужас других утрат – чести, принадлежности, зрения и пр. – может быть сведен к обычным размерам.

Вот обычной прием для увеличения подвижности фиксированной челюсти. Если вы увидели, что ваши зубы нередко сжаты, либо что вы находитесь в состоянии грозной решимости, заместо того, чтоб работать с легкостью и энтузиазмом, – дайте своим М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава верхним и нижним зубам просто соприкасаться. Держите их не сжатыми и не разомкнутыми. Сосредоточьтесь и ожидайте развития. В какой-то момент ваши зубы начнут стучать, как от холода. Дайте этому развиться – если это будет происходить – в возбуждение общей дрожи по всем мускулам. Попытайтесь отдаться этому, пока вы не М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава будете полностью трястись и дрожать.

Если вам удался этот опыт, используйте возможность прирастить свободу и растяжение челюсти. Соприкасайте зубы в разных положениях: резцы, фронтальные коренные, задние коренные – а в это время сожмите пальцами голову там, где челюсти перебегают в уши. Обнаружив болезненные точки напряжения, используйте их как М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава места сосредоточения. Также, если вы достигнули общего дрожания в этом либо других опытах, используйте это для того, чтоб стопроцентно распустить все зажимы – до головокружения либо прекращения напряжения.

Попытайтесь обратное – сильное сжатие зубов в любом положении – как при откусывании. Это создаст болезненное напряжение в челюстях, которое распространится на десны, рот, гортань, глаза М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава. Сосредоточьтесь на этом напряжении, и потом, как можно более в один момент, высвободите челюсти.

Чтоб возвратить движение жесткому рту, откройте его обширно, разговаривая, а потом "откусывайте" свои слова. Выбрасывайте их, как пули из пулемета.

"Вцепленность зубами" не ограничивается челюстями, а распространяется на гортань и грудь, препятствуя дыханию М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава и утяжеляя тревогу. Она распространяется также на глаза, создавая фиксированность взора и не давая ему быть чутким. Если состояние волнения возникает, когда вы гласите – к примеру, на публике, либо даже в маленькой группе – вам может посодействовать последующее: речь – это организованный выдох. Вдох воспринимает кислород для метаболизма; выдох порождает глас М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава (направьте внимание, как тяжело гласить на входе). При возбуждении вы ускоряете речь (нетерпение и алчность появляются не только лишь во вбирании в себя, но, в этом случае, в оборотном, в выходе из себя), но не вдыхаете довольно, и дыхание становится затрудненным.

Опыт, обычный по структуре, но очень непростой для волнения М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава, может излечить это; не считая того, это красивое средство дать для себя ощутить свое невербальное существование по отношению к вербализации. Отчасти это уже делалось при работе над внутренним молчанием. В этом опыте координируются дыхание и "мышление" (внутренняя речь). Побеседуйте в фантазии (молчком, внутренне), но с определенной аудиторией, может быть М А Н И П У Л И Р О В А Н И Е С О Б О Й 16 глава одним человеком. Будьте внимательны к собственному говорению и собственному дыханию. Постарайтесь не иметь слов в горле ("уме") во время вдоха; выпускайте сразу дыхание и мысли. Заметьте, как нередко вы сдерживаете дыхание.


lyubov.html
lyubovnaya-lirika-ahmatovoj-sochinenie.html
lyubovnaya-zhizn-chetverki-tref.html